sp-i.ru
  • Общие вопросы о млекопитающих

    Общее описание животрного мира.

  • Обезьяны

    Отряд - Обезьяны

  • Полуобезьяны, или лемуры

    Отряд - Полуобезьяны, или лемуры

  • Рукокрылые

    Отряд - Рукокрылые

  • Хищные

    Отряд - Хищные

  • Ластоногие

    Отряд – Ластоногие

  • Насекомоядные

    Отряд Насекомоядные

  • Грызуны

    Отряд Грызуны

  • Неполнозубые

    Отряд Неполнозубые

  • Хоботные

    Ныне живущие хоботные животные представляют последних представителей некогда многочисленного класса млекопитающих, к которому принадлежали, между прочим, и находимые во льдах Сибири мамонты.

  • Непарнокопытные

    Непарнокопытные животные, т. е. имеющие нечетное число пальцев, снабженных копытом, распространены, в количестве всего 25 видов, почти по всей земле, за исключением Австралии. Кроме копыт, характерными их признаками являются: малое развитие или даже полное отсутствие клыков, отсутствие ключиц и желчного пузыря и простой желудок. Всех непарнокопытных делят обыкновенно на 4 семейства: лошади (Equidae) с одним пальцем на ногах, тапиры (Tapiridae) — с четырьмя пальцами на передних ногах и с тремя — на задних, носороги (Rhinocerotidae) — с тремя пальцами и даманы, или жиряки (Hyracidae), — с четырьмя пальцами на передних ногах и тремя на задних.

  • Парнокопытные

    Богатый видами и разнообразный отряд парнокопытных, широко распространенный по всем частям света, исключением Австралии и Н. Зеландии, обнимает собой, по предложению Окена, тех копытных животных, у которых мы замечаем только 2 развитых пальца или эти 2 пальца гораздо более развиты, чем три остальных. Различают обыкновенно две большие группы парнокопытных: многокопытных, у которых, кроме двух средних пальцев, развиты второй и пятый, и двукопытных, или жвачных, у которых последние пальцы совсем исчезли или мало развиты.

    Громадное большинство жвачных представляет собой мирных, пугливых животных, питающихся исключительно растительной пищей, иногда очень сильных, рослых, но не особенно развитых умственно. Для человека это — наиболее полезные животные, доставляющие ему мясо, молоко, а также материал для нашей обуви и одежды. Поэтому человек издавна одомашнил многих из них.

    По организации, несмотря на разнообразие форм, жвачные довольно сходны между собой. Большинство из них имеет рога, но есть и безрогие. По рогам различают полорогих и плотнорогих жвачных. У первых (напр., у коров) рог состоит из костяного футляра, сидящего на костяном пеньке, который образуется на лобной кости; следовательно, эти рога — видоизменение наружной кожи: они никогда не возобновляются, а только делаются с возрастом длиннее и толще у основания. Напротив, рога плотнорогих (напр., оленей) сидят на довольно коротких возвышениях лобной кости, состоят из плотного, костеобразного вещества и бывают часто ветвисты, причем число ветвей увеличивается с возрастом. Эти рога ежегодно отваливаются и потом заменяются новыми. В большинстве случаев плотные рога украшают только самцов, между тем как полые почти всегда имеются и у самок.

    Далее, характерно строение зубов жвачных. На нижней челюсти у них 6–8 резцов, чаще всего в виде лопатки с острым краем, на верхней же — совсем нет или только 2; клыков также часто не бывает, а иногда по 1 в каждой стороне челюсти; коренные зубы в числе 3–7 наверху и 4–6 внизу. Наконец, отметим еще удивительное строение желудка, состоящего из 4, редко — из 3 отдельных частей: рубца, рукава, книжки и сычуга. Первый из них соединен с пищеводом, а последний с кишечным каналом. Рубец принимает из пищевода лишь грубо разжеванный корм и небольшими комками проталкивает его в рукав; стенки последнего покрыты сетью складок, которые несколько растирают корм, образуя катышки, а последние снова попадают в пищевод, затем в рот («отрыгаются»). Во рту «отрыгнутая» пища основательно пережевывается коренными зубами, имеющими обыкновенно широкую жевательную поверхность (так называемые «растительные» зубы, в отличие от острозубчатых зубов хищных животных), смешивается со слюной и в виде жидкой кашицы снова попадает в желудок, но на этот раз уже в третье его отделение, книжку, оттуда — в сычуг, где выделяется желудочный сок. У верблюдов и оленьков (Tragulus) третьего желудка нет.

    Жвачные разделяются на семь семейств: жирафы, верблюды, полорогие, вилорогие, олени, кабарги и оленьки.

  • Травоядные киты, или сирены

    По внутреннему строению тела эти животные скорее всего походят на копытных, только приспособившихся к постоянной жизни в воде. Отличительными признаками сирен являются: маленькая, ясно отделенная от туловища голова, с щетинистыми, толстыми губами и расположенными на конце ноздрями, своеобразно устроенное туловище, покрытое редкими щетинистыми волосами, и, наконец, особое строение зубной системы. Передние конечности еще имеют вид ластов, только суставы пальцев со следами ногтей не могут двигаться отдельно. Задние конечности заменяются хвостом, оканчивающимся плесом, как у китов.

    Весь отряд сирен заключает лишь 1 семейство, в свою очередь состоящее из 3 родов, да и то один из них — морская корова, или капустница, уже вымер. Остались два — ламантин (Manatus) и дюгонь (Halicore). Местожительством их служат болотистые берега и морские бухты жарких стран, устья рек и отмели, причем животные встречаются парами или небольшими обществами. Часто они предпринимают большие путешествия в глубь страны, но плавают и ныряют хуже других водных млекопитающих. На суше же они двигаются и совсем плохо. Пищей их служат морские и пресноводные растения, которые они срывают толстыми губами. Забота о пище поглощает все их внимание, да разве еще защита детенышей; ко всему же остальному миру эти ленивые, тупоумные существа относятся вполне равнодушно. Голос их совсем не похож на чудное пение сказочных русалок, от которых они получили свое название, а состоит из слабого, глухого стона. Человек преследует сирен из-за мяса и жира их, а также зубов. Но следует заметить, что эти неуклюжие существа не только переносят неволю, но и могут быть приручены.

  • Китообразные

    Киты представляют настоящих водных животных, проводящих всю свою жизнь в море. Однако теплая кровь, присутствие легких и кормление детенышей молоком указывают на принадлежность их к классу млекопитающих. Во многих отношениях они более похожи на рыб.

    Тело их массивно и неуклюже, без всякого разделения на части. Голова, часто безобразно большая, постепенно переходит в туловище, оканчивающееся горизонтальным хвостовым плавником (плесом). Передние конечности также представляют из себя настоящие плавники, где нельзя различить пальцев. Далее, характерны: сильно расщепленный рот, не окаймленный губами, в котором мы замечаем или необыкновенно большое количество зубов, или особые небные роговые пластинки; отсутствие мигательной перепонки на глазах, положение сосков назади тела, тонкая, гладкая на ощупь темная кожа, жирная и бархатистая, лишь с крайне редкими щетинообразными волосами. Под кожей отлагается необычайно толстый слой жира. Последним пропитаны и все кости, отчего они всегда имеют желтый вид. Позвоночник — крайне простой, причем многие позвонки срастаются между собой. Настоящих ребер мало (от 1 пары до 6), зато ложных — гораздо больше. Зубы в зародыше существуют у всех китов, но развиваются только у зубастых китов; у беззубых же вместо них развиваются в верхней челюсти и небе своеобразные органы, в виде роговых пластин (китовый ус), которые свешиваются далеко вниз, причем наружные, прикрепленные к верхней челюсти, гораздо длиннее внутренних, небных. Язык большой, слюнных желез нет, желудок разделен на 4–7 частей, соединенных между собой несколькими отверстиями в виде воронок. Желчного пузыря нет.

    Нос совершенно потерял значение органа дыхания и служит только для прохода воздуха. Ноздри («дыхала») находятся на самой выдающейся части головы; дыхательное горло широкое, легкие объемистые. Глаза малы, уши едва заметны, впрочем, киты хорошо видят и слышат. Мозг китов крайне незначительный: у кита весом в 300 пуд., длиной в 3 саж., мозг весил лишь 5 фунт., т. е. не более, чем у человека весом в 6 пуд.

    Описанная организация китов как нельзя лучше приспособлена для их жизни в воде. Горизонтальный хвост, позволяющий животному подниматься и опускаться в воде, дает возможность получать пищу на разных глубинах; гладкость кожи облегчает движение чудовища, а толстый подкожный слой жира уменьшает его относительный вес; огромные легкие позволяют долго (до 30, 50, а по наблюдениям Пехуэль-Леше, даже 80 мин) оставаться под водой, а расширения артерий, замечающиеся у китов, сохраняют значительное количество очищенной крови, необходимой в тех случаях, когда животное по какой-либо причине долго лишено возможности набрать в легкие воздуха, нужного для окисления крови. Вследствие всего этого киты могут считаться настоящими обитателями моря. Большинство их избегает даже близости берегов, а в пресной воде живут только некоторые дельфины. Остальные киты живут в соленой воде, предпринимая более или менее регулярные, короткие или дальние, путешествия по морям. При этом замечательно, что, несмотря на ежегодное жестокое преследование, они постоянно возвращаются в излюбленные места. «Береговые жители Исландии, — говорит Стенструп, — дают китам, постоянно приплывающим в известные заливы для рождения детенышей, собственные имена, и отдельные экземпляры их знакомы им, как известные им лица». Рыбаки одной шотландской деревушки лет 20 кряду наблюдали одного полосатика, узнаваемого по дырке в спинном плавнике, пока, наконец, не убили его. Беннет рассказывает то же про одного кашалота, известного под названием «новозеландского Тома», которого узнавали по огромному росту, свирепости и белой окраске горба. Плавают киты почти всегда большими стадами, состоящими преимущественно из самок с детенышами, под предводительством каких-нибудь старых самцов.

    В воде киты двигаются мастерски, причем, несмотря на свою тяжесть, выскакивают из воды и делают над поверхностью ее большие прыжки. Дышат они таким образом: прежде всего кит с большим шумом выбрасывает воду, попавшую в неплотно закрытые ноздри, и это выбрасывание дает фонтаны до 3 саж. высоты, Эти фонтаны всего удобнее сравнить со струей пара, выходящего сквозь узкое отверстие из котла, а сопение животного напоминает шум, производимый этим паром. Фонтаны состоят не исключительно из воды, а и из насыщенного парами воздуха, принимающего в северных морях вид струи. Тотчас после выдыхания кит быстро втягивает в себя воздух, производя при этом заметный стонущий звук; вдыхается часто 3–5 раз в минуту.

    Относительно голоса китов было много споров. Теперь удостоверено, что от сильной боли или во время опасности киты издают крик, похожий на рев, тем более ужасный, чем больше сам кит.

    Пища китов состоит из животных, причем самые крупные виды питаются мелкими моллюсками, рыбешками, медузами и пр., а самые мелкие — более крупными морскими животными. Беззубые киты, вероятно, в один день поглощают миллиарды мелких животных.

    О размножении китов — мало сведений. Достоверно одно, что детеныши (по одному) являются довольно развитыми, летом, причем имеют 1/3-1/4 длины тела матери; большие киты питаются молоком матери около года, небольшие — меньше. Полного развития кит достигает, вероятно, лет в 20, а сколько живет вообще — неизвестно.

    Из врагов китов самые алчные — акулы и косатки, затем человек, уже в течение нескольких столетий ведущий ожесточенное преследование морских гигантов. Ловля кита происходит обыкновенно следующим образом.

    «Когда корабль прибудет в море, — говорит Пехуэль-Леше, — где можно найти китов, то он начинает крейсировать в разных направлениях, пока поставленные на мачте матросы не дадут знать, что открыт кит, охота за которым прибыльна. А это узнается по фонтанам, по форме спинного и хвостового плавников. Когда это решено, спускают лодки, обыкновенно 4, длиной до 41/2 саж. и шириной в 1 саж., без киля и с заостренными концами, чтобы они одинаково могли поворачиваться во все стороны и идти вперед и назад. На носу около гарпунщика приготовлены необходимые орудия: 4 гарпуна, копья, ружье с разрывными пулями, топор и нож. В корме прячут компас, съестные припасы и фонарь со свечой. Важнейшей частью снаряжения лодки нужно считать еще веревку, по крайней мере в 350 саж. длины и палец толщины, из лучшей пеньки. Ее, тщательно осмотрев, укладывают в 2 чана между скамьями для гребцов. Экипаж лодки состоит из гарпунщика, рулевого с длинным кормовым веслом и 4 гребцов. Все это должны быть опытные, смелые люди. Хороший гарпунщик должен кидать гарпун на расстояние 4–5 саж., но большей частью, хотя это и опасно, к киту подплывают гораздо ближе и даже просто втыкают оружие в его тело. Как только это сделано, лодку сильно гонят назад, так как раненый гигант может одним ударом хвоста разбить ее в щепки или опрокинуть. В глубоком море кит с гарпуном ныряет отвесно вниз, в мелком же плывет вперед на небольшой глубине. В обоих случаях веревка, к которой прикреплен гарпун, быстро «травится», как говорят; иногда ее выходит 100–150 саж. в минуту. Тогда нужно быть осторожными. Если кит ныряет слишком глубоко, подзывают другую лодку и как можно скорее привязывают новую веревку к той, которая уже спущена; если этого не успели сделать, то киту дозволяют вытянуть всю веревку и свободно плавать с нею. Но ее уже редко можно найти опять.

    В большинстве случаев хватает одной веревки. Кит, нырнув в глубину и пролежав там несколько минут, иногда, как выше сказано, более получаса, необходимо должен, наконец, появиться на поверхности воды, чтобы вдохнуть свежего воздуха; тогда веревку наматывают и бросают второй гарпун. Если это сделано, добыча может считаться верной. Вторично раненный кит или самка нападает на преследователей или быстро плывет по поверхности воды, так как недостаток воздуха не позволяет ему нырнуть. Затем начинается бешеная гоньба. Пыхтя и фыркая, несется темное чудовище по волнам, с пеной рассекая их и поднимая вверх водопады брызг от неистовых ударов хвостом по воде. За ним смело несутся 2–3 лодки, которые часто исчезают в пене и брызгах, часто как бы опускаются вглубь, но все-таки бесстрашно несутся вперед среди безграничного океана, не обращая внимания на наступающую ночь. Наконец, усталый кит останавливается и в слепой ярости начинает бить во все стороны своим страшным хвостом. Тогда лодки осторожно приближаются, и люди стараются убить гиганта из ружья или втыкая тонкие копья позади плавников, причем оружие погружается в тело животного на целую сажень. Если кит снова нырнет или спасается вплавь, гоньба возобновляется, пока, наконец, не покончат с ним или не отрежут веревки, если борьба окажется людям не под силу. Если же разрывная пуля или копье достигли легких, то кит через ноздри выдувает кровь или «выкидывает красный флаг», по выражению китобоев. В этом случае он умирает довольно скоро, но в агонии страшно бьется, так что лодки держатся в некотором отдалении».

    От первого удара гарпуном до смерти кита проходит обыкновенно 1–2 часа; редко дело оканчивается в 15 минут, зато, бывало, охота затягивалась и на несколько часов, причем часто дело не обходилось без беды. Когда, наконец, кита убили, его подтягивают на буксире к кораблю, привязывают цепью и начинают «работать» — отделять жир и китовый ус, а у кашалотов — зубы. «Работа» продолжается 4–8 часов; жир тут же растапливается, из него вываривают ворвань, а костяк кита бросают на произвол волн.

    Однако с конца 60-х годов XIX ст., когда изобрели пушку, стреляющую гарпуном, стали перерабатывать и кости на удобрение. Пушка эта обыкновенно сразу убивает кита, так как, когда гарпун вонзится в тело животного, разбивается находящийся в рукоятке его пузырек с взрывчатым составом. Конечно, такое усовершенствованное орудие стало сильно уменьшать число китов (в 1887 г. их было убито у берегов Норвегии и России 854, а в 1888-м — 717): поэтому норвежское и русское правительства издали закон, запрещающий ловлю китов в продолжение нескольких месяцев в году, кроме того, дозволяется убивать китов только не более 2 миль от берега. На нарушителей закона наложен штраф в 3000 крон. От одного животного, ворванью и усом, получается 800-5000 марок (400-2500 р.) чистого барыша.

    Мы уже говорили, что всех китов можно разделить на 2 группы — беззубые киты и зубастые.

    Беззубые киты, у которых вместо зубов находится во рту 250–400 роговых пластинок китового уса, представляют собой громадных животных с очень большой головой, широко расщепленным ртом, двойными дыхалами, скрытым ушным отверстием и очень маленькими глазами. Позвоночник их состоит из 7 шейных, 14–15 грудных, 11–15 крестцовых и 21 и более хвостовых позвонков. Из ребер лишь одна пара соединяется с грудной костью, все прочие нужно считать ложными. Челюсти громадной величины, согнуты дугами и вытянуты в виде клюва. Огромный язык по краям прирос к коже рта и неподвижен. Отверстие пищевода узко, а желудок разделен на 3 части. Длина китов 10–15 саж., вес 1250–9500 пуд. Масса тела большого кита приблизительно равняется 30–35 слонам или 150–170 быкам; из жира этого чудовища получается до 300 гектол. ворвани (более 600 сорокаведерных бочек). Беззубые киты встречаются большей частью поодиночке; пища их состоит из мелких рыб, моллюсков, медуз и червей, из которых многие едва заметны простым глазом; кит разом проглатывает миллион этих существ. Для этого, широко раскрыв свою громадную пасть, он наполняет полость рта водой и животными, в ней живущими; когда чувствительный язык покажет ему присутствие достаточного количества пищи, он закрывает ловушку и выпускает воду через «китовый ус», как через сито, между тем как животные задерживаются. Затем пища проталкивается незначительным движением языка через пищевод в желудок. Понятно, что проглатываются при этом и случайно попавшие водоросли.

    Из внешних чувств у беззубых китов развиты зрение, слух и осязание; душевные же способности невысоки: эти киты робки, пугливы и легко обращаются в бегство. Впрочем, иногда в них пробуждается мужество, и тогда они начинают отчаянно бить по воде своим страшным плесом. Детеныши являются по одному, редко по 2; величиной они с 1/3-1/4 тела матери. Последняя относится к своему произведению очень нежно, ласкает его и защищает с большим мужеством.

    Группа беззубых китов заключает в себе, по Грею, два семейства — полосатиков и настоящих китов.

  • Сумчатые

    В классе млекопитающих, после обезьян, китообразных и птицезверей, отряд сумчатых более других может привлечь наше внимание. Он соединяет в себе самых разнообразных по виду животных, часто очень сходных с представителями уже рассмотренных нами отрядов. Так, сумчатый волк похож на собаку, сумчатая куница — на виверру, вомбат — на грызуна и пр. Но все они отличаются такой несовершенной организацией, которая сразу указывает в них менее развитых животных. И действительно, нынешние сумчатые представляют из себя лишь немного измененных потомков млекопитающих прошедших геологических эпох, жалкие следы тех времен, когда на земле еще жили огромные, неуклюжие амфибии, летучие ящерицы и морские чудовища вроде ихтиозавра. Несовершенство этих животных сказывается и в характере, и в умственных способностях. Сумчатые — существа глупые, не способные ни к развитию, ни к облагорожению, не поддающиеся воспитанию. Никогда нельзя надеяться сделать из сумчатого волка такое животное, как собака. Глаз их, хотя большой и ясный, выражает тупость и бессмысленность; эти животные ко всему равнодушны, исключая разве пищи; даже материнская любовь носит какой-то механический характер: ни одна мать не играет с детенышами, не учит и не воспитывает их.

    Что касается общих черт внешней организации сумчатых, то сказать что-нибудь о целом отряде трудно: слишком различные животные входят в него. Тут есть и хищные, и растительноядные, скачущие и лазающие, водяные и наземные. Сообразно с образом жизни различна и организация. Все сумчатые сходны между собой лишь в одном: все имеют около задних ног, в полости живота более или менее развитой кожаный мешок или сумку, куда они прячут детенышей, В сумке находятся соски молочных желез. Дело в том, что детеныши сумчатых являются на свет Божий самыми беспомощными существами, голыми, слепыми, недоразвитыми. Мать берет их тогда ртом и прикладывает к одному из сосков. В сумке они и остаются, пока у них не разовьются органы чувств и конечности. У видов же, снабженных более развитой сумкой, последняя служит молодому поколению не только гнездом и местом убежища, но как бы второй утробой матери. Отсюда молодое животное делает потом все более и более значительные прогулки, но все детство проводит, присосавшись к соску, а некоторые — 6–8 месяцев.

    Сумчатые населяют Австралию и некоторые близлежащие острова, а также Южную и Северную Америку. Больше всего их — в Австралии. Всех их — до 151 вида, разделенных Томасом на шесть следующих семейств: прыгающие (кенгуровые), лазающие, вомбатовые, сумчатые барсуки, хищные и двуутробки. Первые три семейства образуют группу растительноядных, так как питаются растениями (и только отчасти, некоторые, насекомыми), и последние три — плотоядных.

  • Птицезвери

    Последний отряд млекопитающих заключает в себе в высшей степени странных животных, живущих только в Австралии и на прилежащих островах. С одной стороны, они покрыты мехом, кормят детенышей молоком, имеют четыре ноги, с другой, подобно настоящим птицам, несут яйца (с большим желтком и пергаментовидной оболочкой), кишечник и мочеполовые протоки открываются в одну общую клоаку, далее, роговой клюв напоминает клюв плавающих птиц, наконец, у них двойные ключицы, наружной ушной раковины нет, желудок простой, с очень короткой слепой кишкой.

    Весь отряд разделяют на 2 семейства — ехидн и утконосов, из которых первое заключает два рода, а второе — один.

Статистика.





Рейтинг@Mail.ru