Ламы (Auchenia)

В сравнении с дромадером и двугорбым верблюдом верблюды Нового Света, так называемые ламы (Auchenia), могут назваться карликами. Они принадлежат к горным животным. Голова у них большая, с острой мордой, большие уши и глаза, тонкая шея, высокие ноги с незначительными мозолями и длинная, волнистая шерсть. Горба нет. Длинный, узкий язык покрыт твердыми роговыми бородавками; книжки в желудке нет; длина кишечника в 16 раз больше длины туловища.

Ламы разделяются на 4 отдельных вида: гуанако, собственно ламы, пако, или альпака, и викунья. Но многие считают лам и альпак лишь за прирученных потомков гуанако. В диком состоянии теперь встречаются лишь последние и викунья. Живут все ламы только в высоких холодных странах Кордильер.

Гуанако, или хуанако (Auchenia huanaco), — самое крупное и одно из важнейших млекопитающих Ю. Америки. По росту оно приблизительно равняется благородному оленю, по внешности же представляет странную смесь овцы с верблюдом. Общая длина тела, считая и 24 см хвост, — 2,25 м, а вышина в плечах — 1,15 м; самки меньше. Туловище гуанако довольно коротко и сжато, голова длинная, с тупой мордой; длинные, узкие ноздри могут закрываться; уши равняются с половину головы и очень подвижны; большие глаза, с поперечным зрачком, оживлены; ноги высокие и стройные, на суставах передних ног нет мозолей, как у верблюдов и других лам. Шерсть длинная, густая, волнистая; состоит из короткого, тонкого подшерстка и более жестких длинных волос ости. Цвет ее — грязно-буровато-рыжий, местами с темно-бурыми пятнами, снизу — беловатый. Распространены гуанако по всем Кордильерам от лесистых островов Огненной земли до Северного Перу. Живут небольшими стадами в 12–30 штук на горных пастбищах; имеют странную привычку выпускать свой помет в одну общую кучу, так что индейцам, употребляющим его на топливо, нет надобности и трудиться собирать его.

Эти дикие, пугливые животные отлично лазают по горам и потому их нелегко поймать, если не загнать в узкую долину. Охотники прибегают обыкновенно к одному странному средству, основанному на крайнем любопытстве этих пугливых животных: они ложатся на землю и начинают болтать руками и ногами, и гуанако почти всегда приближаются, чтобы рассмотреть это странное, на их взгляд, явление. В это время их не пугают даже ружейные выстрелы. Но чаще их стараются поймать живыми, особенно молодых, так как в неволе они очень смирны и приятны; старые же, напротив, всячески стараются освободиться от власти человека и плеванием в лицо доказывают, как он неприятен им. При защите от врагов гуанако защищаются кусаньем и ляганьем, но чаще стараются спастись бегством.

Лама, вернее, льяма (Auchenia lama), встречающаяся преимущественно в Перу и уже давно одомашненная там, несколько выше гуанако и отличается мозолистыми наростами на груди и на передней части сустава, соединяющего предплечье с кистью. Голова ее короткая и узкая, губы — волосатые, уши короткие; цвет шерсти различный — белый, черный, пегий и т. д. Длина до 2,8 м, при вышине в плечах 1,2 м. В качестве вьючного животного лама легко делает по трудным горным дорогам, с ношей до 8 пуд. на спине, по 25–30 верст в день. Нужно еще заметить, что под вьюками идут лишь самцы, самок же держат для завода.

«Караван этих животных, — говорит Стефенсон, — представляет очень красивое зрелище: ламы идут в большом порядке гуськом, следуя за своим вожаком — передней, ламой, которая отличается от других украшенным недоуздком, колокольчиком и маленьким флагом на голове. Караваны эти проходят по снежным вершинам Кордильер и по крутым горным тропинкам, где лошади или мулы могли бы пройти с большим трудом; при этом ламы так послушны, что погонщики их не употребляют ни палок, ни кнутов, чтобы погонять их. От стоянки до стоянки они идут спокойно, не останавливаясь». Чуди прибавляет к этому, что ламы постоянно оглядываются из любопытства по сторонам. По словам Мейена, эти животные столь же важны для перуанцев, как северный олень для лапландцев. Ночью лам запирают в загородку из камней, а днем выпускают; они бегут тогда на пастбище без пастухов и сами возвращаются вечером домой. С ними часто пасутся гуанако и викунья.

Размножаются ламы слабо, — самка родит в год только 1 детеныша, да и то свирепствующие эпизоотии (напр., чума) сильно уменьшают число этих драгоценных животных. Мясо лам всюду едят охотно, но шерсть идет только на грубые материи. В зверинцах эти животные чувствуют себя довольно хорошо, но к чужим людям недоверчивы. Пищей их может служить обыкновенное сено.

Третий вид группы, пако, или альпака (Auchenia pacos), ростом меньше ламы и по строению тела несколько похожа на нашу овцу, но шея у нее длиннее, а голова красивее; шерсть ее — длинная (до 10 см) и удивительно мягкая; индейцы издавна приготовляли из нее одеяла и плащи. Цвет ее чаще всего белый или черный. «Альпак, — говорит Чуди, — держат большими стадами, которые целый год пасутся на высоких, горных лугах, и их гоняют вниз к хижинам индейцев только на время стрижки. Едва ли существует животное более упрямое, чем альпака. Если одна из них отделена от стада, то она бросается на землю, но ни ласки, ни удары не заставят ее встать. Она перенесет самые мучительные побои и все-таки ни за что не послушается. Отдельных животных только тогда можно заставить идти, когда их присоединят к стаду лам или овец». Пробовали разводить альпак в Европе, но без успеха.

«Красивее ламы, — говорит тот же путешественник (Чуди), — викунья, или вигонь (Auchenia vicunia); по величине она стоит между ламой и пако, но отличается от обоих более короткой, вьющейся шерстью замечательной тонкости. Сверху животное окрашено в особенный красно-желтый цвет (цвет вигони), а снизу — в светло-желтый и частью (живот) белый. В дождливое время викуньи живут на хребтах Кордильер, где растительность очень скудная. Они постоянно остаются на лугах, поросших травой, так как копыта их мягки и чувствительны, и никогда не бегут при преследовании по каменистым голым вершинам; более всего избегают они глетчеров и снежных полей. В жаркое время года они спускаются в долины, где в это время только и есть вода и трава. Стадо состоит из 6-15 самок и 1 самца, который заботливо предупреждает их громким свистом о малейшей опасности. Все животные с любопытством поворачивают тогда головы по направлению опасности, затем бросаются в поспешное бегство. Иногда встречаются стада штук в 20–30, состоящие исключительно из самцов. Ловят викуний из-за их вкусного мяса и ценной шерсти при помощи загонов. Для этого огораживают веревкой большой круг, обвешивают его пестрыми тряпками и гонят сюда викуний; пугливые животные ни за что не решаются пройти под веревкой, — и охотнику не стоит большого труда убить их. В качестве домашних животных викуньи ведут себя смирно и доверчиво; но это только до поры до времени, с годами и они, подобно всем своим сородичам, делаются злыми и постоянно плюются.

Статистика.





Рейтинг@Mail.ru