Нерпухи (Otariidae)

Нерпухи (Otariidae)

Из 3-й группы, нерпух, или ушастых тюленей, мы остановимся на сивуче, морском коте и морском льве.
Сивуч (Otaria Stelleri) представляет животное до 4 м длины и 35 пуд. весом; самки – вдвое меньше. На верхней губе сидит 30-40 беловатых щетин до 45 см длины. Конечности, снабженные сильно развитой плавательной перепонкой, покрыты большей частью грубой шероховатой кожей, между тем как туловище покрыто везде ровным, коротким, блестящим, жестким мехом разнообразной окраски – черной, красно-бурой или светло-серой. Сивучи распространены в северной части Тихого океана, в восточных частях его до экватора или до Черепашьих о-вов. В некоторых местах, называемых лежбищами и расположенных обыкновенно между 53° и 57° сев. шир., они тысячами собираются ежегодно, выходят на берег и здесь родят своих детенышей. Меньшие лежбища расположены южнее, напр., при входе в гавань Сан-Франциско и в некоторых местах Южной Калифорнии*
*Здесь они находятся под охраной правительства, и охота на них запрещена.
. «Там, – пишет Финч, – в расщелинах скал или узких карнизах, лежат они, лениво растянувшись, под начальством старого самца, известного всем жителям под именем Бен-Бутлера. Расположившись на самой высокой точке скалы, этот Бен-Бутлер подымает время от времени голову, раздувает свою толстую шею и испускает свой низкий, громкий лай, к которому примешиваются не только более слабые и высокие голоса его сородичей, но и крик бесчисленных чаек, карканье бакланов, усеивающих выступы скал, и густые, басовые ноты пеликанов. Пораженный необычайным зрелищем наблюдатель с изумлением видит, как эти на вид неповоротливые и неуклюжие гиганты влезают на самую верхушку скал. В спокойном состоянии они напоминают гигантских темных слизней, а иногда во время сна свертываются, как собаки, в клубок, уткнувшись носом в живот». Если мы и на суше изумляемся подвижности этих неуклюжих животных, то все же нужно сказать, что только в воде она выказывается во всей силе. Часто можно видеть, как сивучи соскальзывают прямо с вершины скалы в море.
В то время как европейцы охотятся за сивучем из-за его жира и шкуры, это животное снабжает жителей Аляски, Алеутских и Прибылевых о-вов не только пищей, но и разными хозяйственными предметами. В пищу идет у них мясо и жир, жилы употребляются вместо ниток, из шкур делают легкие челноки, причем для остова их служат ребра того же животного, а из кишок приготовляют отличные непромокаемые одежды. Охотники обыкновенно подкрадываются к стаду сивучей, когда оно лежит на берегу, отрезают им отступление от моря и затем, при помощи криков, выстрелов и вообще шума, гонят оторопелых животных в глубь страны, иногда на расстоянии 11 английских миль, на место бойни. Пойманные молодыми, сивучи легко уживаются в неволе и со временем выказывают даже нежность к своему сторожу.
Морской кот (Otarja ursina) по величине уступают сивучу: длина самых больших самцов не превышает 2,5 метра, а вес – 13 пуд.; самки – вдвое меньше и вчетверо легче. Туловище его хотя толсто, но очень длинно и оканчивается очень коротким и острым хвостом; голова, с маленькой пастью, длиннее и острее, чем у других ластоногих; ноздри – в виде щелей; глаза большие, темные, выразительные; на верхней губе торчит около 30 жестких щетин до 16 см длиной. Передние конечности, в виде плавников, покрыты упругой, черной, гладкой кожей, на конце удлиняющейся, так что все 5 пальцев, из которых 3 вооружены ногтями, оканчиваются лоскутком кожи до 10 см длины. Густая шерсть, заметно удлиненная на передней части тела, состоит из не особенно жестких волос и необыкновенно мягкого, нежного подшерстка. Основной цвет ее – темно-бурый, у самцов с сединой, у самок и молодых с серебристым оттенком.
Не многие ластоногие распространены так широко, как морские коты: они встречаются как на дальних широтах севера и юга, так и под экватором. Подобно сивучам, они ежегодно появляются на своих лежбищах, где мечут детенышей, остальное же время проводят в открытом море. На лежбищах, для которых избираются обыкновенно малодоступные скалы с сильным прибоем, сначала появляются старые самцы (около половины апреля на острове Св. Павла), а через несколько дней прибывают другие самцы, причем каждый из них занимает для себя и своих самок, которых бывает до 40 штук, около 25 кв. м пространства. Около половины июня начинают появляться и самки, которые через 2-3 дня по прибытии мечут детенышей, каждая – по одному. Молодые коты (котики) в течение месяца не способны к плаванию и неминуемо тонут, если попадут в воду; только впоследствии, подражая движениям матери, они учатся плавать.
За свой превосходный мех морской кот ценится выше всех своих сородичей, и потому за ним усиленно охотятся. В настоящее время ежегодно добывают до 200 000 шкур, причем половина этого количества приходится на Прибылевы о-ва. Что касается мяса, то его находят вкусным даже европейцы, о туземцах же и говорить нечего. Охота на морских котов происходит так же, как и на сивучей, только для охотников легче, нежели на тех, так как морские коты – смирнее и доверчивее сивучей; притом охотятся преимущественно за молодыми самцами, доставляющими лучшие шкуры. Свежие шкуры сначала солят в продолжение целого месяца, потом отправляют для окончательной отделки в Англию. Там, чтобы освободить меха от длинных жестких волос его, их на целые месяцы закапывают в землю, после чего, при помощи особой машины, они легко удаляются, и остается чрезвычайно тонкий, мягкий подшерсток, который своей прочностью и красотой превосходит лучший бархат. Будучи выкрашены в темно-каштановый цвет, эти шкурки поступают в продажу под названием морского котика и продаются по высоким ценам.
Морской лев (Otaria jubata), заменяющий сивуча в южных морях, собственно говоря, ни по внешнему виду, ни по характеру, ни по голосу ничем не оправдывает своего славного имени, и только разве жалкая грива несколько напоминает о его сходстве с царственным зверем. В общем же морской лев – обыкновенный тюлень, с длинным (величиной с сажень), волочащимся на ластах, тяжелым телом желто-бурого цвета и круглой, похожей слегка на кошачью, головой. Что еще замечательно в нем, так это глаза: большие, изумрудно-зеленые, они резко выдаются на ярко-белом фоне белка и при красной, как киновав, слизистой оболочке своих внутренних углов придают физиономии зверя отталкивающий и вместе свирепый вид. Подумаешь, что перед тобой грузное чудовище, не дающее спуску ни встречному, ни поперечному. Но эта свирепая наружность ничуть не соответствует характеру зверя. Несмотря на свою силу, морской лев – довольно трусливое животное и при встрече с врагом старается первым долгом поскорее убежать. К человеку же он чувствует какой-то особый ужас. Достаточно посильнее крикнуть, и он уже трясется от страха.
Однако нельзя сказать, чтобы он не выказывал никогда храбрости. Нет, наряду со страшной трусостью, характер морского льва иногда отличается крайней отвагой – именно, когда он видит, что всякое отступление отрезано. Тогда он как-то внезапно вдохновляется храбростью, переходит в наступление и с глухим, яростным мычанием лезет прямо напролом. В эти минуты, когда бешеный рев его оглашает безмолвные льды, когда самый океан как будто содрогается от страшных ударов его мощных ластов, морской лев выглядит очень величественным и, пожалуй, напоминает «царя зверей».
Зная такой характер зверя, охотники редко нападают на него в открытом море, где он легко опрокидывает большие лодки, а стараются напасть на него врасплох, во время сна, да и тут, если нет ружей, предпочитают стрелять отравленными стрелами. Понятно, для охотников, вооруженных ружьями, морской лев далеко не так страшен, и так как он дает очень вкусное для туземцев мясо, то истребляется во множестве, чем, быть может, и объясняется его страх перед человеком. Впрочем, европейцы мало преследуют его, так как морской лев не дает ни хорошей шкуры, ни значительного количества жира.
Истреблению морских львов много способствуют и сами животные. Одна из несимпатичных черт их – слабое развитие материнской любви. Ни отец, ни мать, по-видимому, не заботятся о детенышах. «Я сам видел, – рассказывает один наблюдатель (Стеллер), – как самка душила своих спящих детей. Морские львы равнодушно смотрят, если перед их глазами режут их собственных детей и бросают их внутренности». Львята – очень неповоротливы и вялы. По вечерам, когда матери уходят с ними в открытое море, они скоро устают и с жалобным криком, похожим на блеянье баранов, стараются тогда залезть на спину матери – отдохнуть. Но та хладнокровно сбрасывает их в воду, не обращая внимания, потонут ли они или уцелеют. Только через некоторое время, и то с видимой неохотой, мать принимает к себе на спину усталых детенышей. Нежные дети не остаются, впрочем, в долгу перед своими родителями и при первой возможности стараются покинуть их, а раз покинули, они прекращают все счеты с ними. Морские львы не любят общества, а предпочитают вести замкнутую жизнь и только в известное время, перед рождением детенышей, собираются в стада.
Что касается до местопребывания морских львов, то они водятся лишь в южном полушарии – к югу от Америки и Австралии.

Обновлено 03.02.2011 21:00

Статистика.





Рейтинг@Mail.ru