Слоны (Elephas)

Слоны (Elephas)

zoo Млекопитающие - Хоботные

Оба вида отличаются длинным, подвижным хоботом и зубами, именно бивнями, которые считают за видоизмененные резцы. Тело их коротко и толсто, сидящая на очень короткой шее голова вздута вследствие присутствия полостей в лобных костях, довольно высокие бревнообразные ноги имеют по пяти соединенных между собой пальцев и плоские роговые подошвы.

Важнейший орган слона — хобот, продолжение носа, отличающийся подвижностью, чувствительностью и особенно пальцеобразным отростком на конце. Он служит одновременно органом обоняния, осязания и хватания, заменяя для слона недостающую ему верхнюю губу, пальцы и кисть руки. Остальные органы не так замечательны. Глаза — маленькие, с добродушным выражением; уши, напротив, очень большие, похожие на лоскуты кожи. Пальцы, тесно заключенные в общую кожу, снабжены на концах маленькими, но крепкими, широкими и плоскими, когтеобразными копытами. У азиатского слона обыкновенно таких копыт на передних ногах — 5, на задних — 4, у африканского — 4 спереди и 3 сзади. Хвост, оканчивающийся кистью густых, жестких щетин, доходит до колен.

Очень замечательны зубы слона. В верхней челюсти у него — два чрезвычайно развитых, растущих непрерывно, бивня, которые соответствуют резцам, но нет клыков, и обыкновенно лишь по одному коренному зубу в каждой челюсти. Последний состоит из значительного числа связанных между собой пластинок эмали, которые образуют на жевательной поверхности у азиатского слона лентообразные, а у африканского — ромбовидные фигуры. Раз 6 во всю жизнь происходит замена этих зубов новыми, вырастающими позади старых. Таким образом, можно сказать, что у слона в течение его жизни бывает 24 коренных зуба. Кроме того, азиатские и африканские слоны отличаются еще тем, что у первых, несмотря на большой череп, уши сравнительно небольшие, бивни тонки, а часто у самок, да иногда и у самцов, напр., на о-ве Цейлоне, их и совсем нет; напротив, у африканских слонов уши очень большие и толстые, громадные бивни, доходящие до 2 метров, иногда до 2,5 и даже 2,94 и весом 30–50 кг, в исключительных же случаях — даже 75–90 (т. е. до 51/2 пуд.), причем североиндийские и абиссинские бивни — толстые и сильно изогнутые, а далее к югу Африки — все тоньше, прямее и сильнее утончаются к концу.

Далее, у азиатского слона, позади края лба, несколько выше скулового отростка верхнечелюстной кости, находится направленное спереди и сверху назад и вниз узкое, почти закрытое, железистое отверстие в 5 см длины, из которого по временам выступает вонючее выделение, окрашивающее щеки в темный цвет. Кожа покрыта складками и бороздками, отчего кажется покрытой своеобразной сетью, вследствие чего малозаметно, что волос почти нет, щетинообразные волосы разбросаны на теле вообще очень редко и только вокруг глаз, на губах, подбородке и задней части спины сидят гуще. Отдельные волосы бурые или черные, голые же места — изжелта-серого цвета, на хоботе же, внизу шеи, на груди и животе этот цвет переходит в красновато-мясной с темными пятнами. Животные светлого цвета или хотя бы испещренные светлыми пятнами, так называемые белые слоны, нередко встречаются в Сиаме, настоящих же белых и совсем не встречается.

Что касается размеров азиатского слона, то у самых больших самцов вся длина от конца хобота до конца хвоста равняется 7 метрам, из которых 2 приходятся на хобот и 1,5 — на хвост; высота у загривка доходит до 3 метров (11/2 саж.), а вес — до 4000 кг (150 пуд.).

Индусы различают 3 породы слонов: кумириа, двазала и миерга. Кумириа — самый совершенный слон, сложенный пропорционально, с объемистой грудью, мощным телом и прямой, плоской головой, с толстой складчатой кожей и привлекательным взглядом. В духовном отношении это — благородное, бесстрашное, надежное животное. Напротив, миерга, сложенный легко и некрасиво, с длинными ногами, маленькой головой, свиными глазами, узкой грудью, с слабым, отвислым хоботом и тонкой, легко повреждаемой кожей, боязлив и потому ненадежен; его употребляют лишь в качестве вьючного животного. Середину между этими породами занимает двазала, который чаще всего и встречается, причем на сто голов двазала попадается обыкновенно штук по 10–15 представителей первых пород.

В Индии, по словам Сандерсона, слон вырастает в 25 лет, но полной силы достигает лишь в 35. Самки рождают, начиная с 16 лет, приблизительно через каждые 21/2 года по одному детенышу (вышиной до 90 см и весом около 5 1/2 пуд.), который в течение нескольких месяцев питается молоком матери.

Животное водится по всему Индостану, Индокитаю, на Цейлоне и на Б. Зондских о-вах (Суматра и Борнео), причем водящихся на последних о-вах слонов некоторые ученые выделяют в особый вид (Е. sumatranus).

Напротив, африканский вид, распространенный в настоящее время приблизительно от широты озера Чад на севере до широты озера Нгами на юге, имеет тело выше и короче, чем азиатский сородич, хобот тоньше, бивни и уши больше; профиль его несколько напоминает профиль хищной птицы. Волосы также чрезвычайно редки; цвет кожи, густой аспидно-голубовато-серый, превращается, вследствие пыли и грязи, в желтовато-бурый. Длина от конца хобота до конца хвоста — около 8 м, при высоте в 3,14 м.

Оба вида гигантских животных были хорошо известны еще древним народам и употреблялись или в качестве военных животных (у карфагенян, древних персов, индийцев и др.), или служили для развлечения публики в цирках (у римлян). Издавна также (еще со времен египтян) вошла в употребление и слоновая кость, из которой древние резчики умели приготовлять изящные вещи. Усиленное преследование слонов со стороны человека повело к сильному сокращению их и сделало этих животных очень чуткими и осторожными. Теперь слоны встречаются в диком состоянии только в необитаемых местностях, в первобытных лесах или степях, богатых водой, причем в Африке они поднимаются иногда до высоты 3 тыс. м. Определенных логовищ они, по-видимому, не имеют, а постоянно странствуют с места на место, проходя в день до 100 верст. Спокойный, ровный шаг слона, 4–6 верст в час, в случае нужды ускоряется до 20–25 верст. Если по пути встретится река или озеро, то слон не затруднится переплыть их вплавь.

Постоянные преследования человека развили в этом животном отличный слух и тонкое обоняние, позволяющие ему издали чуять врага. Напротив, зрение слона не особенно развито; осязание же, сосредоточенное главным образом в хоботе, не слабо. Голос слона сильный; удовольствие он выражает тихим ворчаньем или слабым писком из хобота; при страхе ревет, а в случае внезапного испуга издает короткий, резкий трубный звук. Индийский слон в испуге начинает сильно бить и хлопать по земле концом хобота, причем сильно пыхтит.

Слоны — общежительные животные и живут целыми стадами, представляющими каждое одно семейство, число голов которого обыкновенно 20–40, а иногда и 200–300. Вожаком служит самка; детеныши, в случае передвижения, помещаются под животом матерей. Некоторые слоны в Индии живут отшельниками, в стороне от стада. Злобный нрав этих свирепых существ, «rogue», как их называют англичане, делает встречу с ними для человека очень опасной. Обыкновенно же слоны — крайне миролюбивы, безобидны и даже робки, так что уступают дорогу даже маленьким животным.

Что касается душевных способностей слона, то они слишком преувеличены теми, кто наблюдал его в неволе, а не на свободе; дикие же слоны больше обнаруживают простоты, чем ума, а дрессированные, по-видимому, поступающие по своим соображениям, в действительности исполняют лишь данные им вожаком приказания. Лучшие качества слона — послушание, кротость и терпение. Дикие же прежде всего крайне боязливы и осмотрительны; отыскивают ли они пищу, идут ли лизать соль, что они очень любят, или на водопой, или купаться, они всегда двигаются с большой осторожностью; только убедившись в безопасности, они принимаются за еду. Они ломают ветви деревьев, как бы для удовольствия, обмахиваются ими от докучливых мух и затем понемногу съедают, беспрепятственно проглатывая куски толщиной больше, чем в руку человека. Едят они не торопясь, с удовольствием, тем не менее кормежка не проходит тихо. Хруст ветвей, треск ломаемых часто общими силами толстых сучьев и стволов, жевание, дыхание, глухое перекатывание газов во внутренностях, шлепанье по болоту тяжелых ног, обливание тела с помощью хобота, хлопанье огромных ушей, которые животные часто расставляют, как зонтики, чесание массивных тел о толстые стволы деревьев и среди этого пронзительные, трубные звуки животных — все это производит адский шум, не поддающийся описанию.

Питаются слоны или ветвями деревьев, или травой, а в Индии часто посещают и засеянные поля, но простого пугала или легкой загородки достаточно, чтобы не допустить их. Редко животные, сделавшись нахальными, не обращают на это внимания.

Человек преследует гигантских животных частью из-за слоновой кости, вследствие чего в Африке ежегодно убивают до 40–50 тыс. животных, частью — из желания добыть себе выгодных животных (в Индии). Дрессированные слоны поражают своей понятливостью и, можно сказать, даже умом.

Капитан Шипп приводит следующий случай, свидетельствующий об уме слонов. Однажды во время похода в Индию отряд, среди которого были и слоны, подошел к крутому подъему. Для того чтобы громадные животные могли подняться наверх, устроили лестницу из бревен и, когда последняя была готова, подвели к ней одного слона. Он поглядел вверх, покачал головой и, в ответ на понукания вожака, жалобно заревел, но не тронулся с места. Тогда в лестнице сделали изменения, и слон охотно подошел к ней. Затем он принялся старательно исследовать сооружение, пробуя хоботом бревно, служившее вместо ступеньки, и только после этого осторожно поставил на него ногу. Второй ступенькой служил выступ скалы. Убедившись в его прочности, слон ступил на скалу. Далее лежало опять бревно, и слон опять не хотел ступать на него, несмотря на все понукания и силу. Пришлось вторично сделать изменения в устройстве лестницы; слон остался доволен и наконец взобрался наверх. Когда он окончил подъем, явный восторг его не знал пределов: он ласкался к вожакам и шаловливо раскидывал вокруг себя землю.

За первым слоном должен был следовать второй, молодой. Он с величайшим интересом следил за подъемом своего собрата, делая все время такие движения, точно подталкивал его и помогал ему подниматься. Когда он увидел, что товарищ поднялся благополучно, он выразил свое удовольствие салютом, напоминавшим звук трубы. Но когда очередь дошла до него самого, он, видимо, перепугался и не хотел идти. Наконец, уступая силе, молодой слон двинулся по лестнице и, проделав ту же процедуру, как и первый, наконец, добрался до вершины подъема. Здесь его встретил первый слон и протянул на помощь хобот, вокруг которого молодой обвился своим хоботом и таким образом выбрался наверх. Тут между двумя исполинскими животными пошли самые сердечные приветствия…

Не менее замечательный пример ума проявил слон, принадлежавший одному английскому инженеру. Этот слон однажды захворал глазами и в течение трех дней был совершенно слеп. Хозяин обратился к доктору, который решился испробовать над одним глазом животного обычное при таких болезнях у людей средство — раствор ляписа. Слону приказали лечь и впустили в глаз раствор. От нестерпимой боли животное страшно заревело, но зато вскоре же стало видеть этим глазом, почему было решено впустить ляпис и в другой глаз. Когда доктор вторично явился, чтобы произвести эту операцию, умный великан сам лег, повернул голову набок и втянул в себя воздух, как это делает человек, приготовляясь перенести сильную боль. После окончания операции слон вздохнул с облегчением, поднялся и движениями хобота явно выразил свою благодарность.

Нечто подобное было в последнюю индийскую войну, когда один слоненок был ранен в голову и пришел в такое неистовство от боли, что ничем нельзя было заставить его позволить перевязать рану. После долгих попыток вожак обратился к матери слоненка и знаками дал понять, что от него требуют. Умное создание тотчас обхватило хоботом детеныша и, несмотря на его стоны, не выпускало до тех пор, пока доктор не кончил перевязки. Эту услугу слониха продолжала оказывать ежедневно, пока слоненок не выздоровел окончательно.

Закончим ряд этих рассказов курьезным, но вполне достоверным эпизодом, который приводит английский ученый Ромеис. Один вожак, приковав своего слона к дереву, неподалеку от него устроил печь, наложил в нее рисовых лепешек, прикрыл их камнями и травой и ушел. Как только он скрылся, слон разомкнул хоботом обхватывавшую его ногу цепь, подошел к печи, раскрыл ее и вытащил лепешки. Съев затем лакомое блюдо, он накрыл печь по-прежнему камнями и травой и вернулся на свое место. Он не мог, однако, замкнуть цепи у себя на ноге и, чтобы скрыть свою проделку, обмотал цепь вокруг ноги. Когда вожак вернулся, слон стоял как ни в чем не бывало у дерева, спиной к печи. Вожак полез за своими лепешками, ничего не подозревая, но не нашел их. Обернувшись, он поймал взгляд слона, внимательно смотревшего на него искоса через плечо. Осмотрев затем цепь, обкраденный открыл вора, который и понес заслуженное наказание.

Статистика.





Рейтинг@Mail.ru